балет Майами

Работа с пространством по жизни

Странная птица по пути в Bass museum of art, взбудоражила мои чувства, а музей – ум и воображение.

Для справки: в 1891 году в Вене родился Джон Басс. Когда у мальчика проявился талант к музыке и изобразительному искусству, он захотел изучать эти сферы и связать с ними жизнь. Но отец, финансовый канцлер Австрии, обязал его, прежде всего делать деньги и отправил в нью-йоркскую Бизнес школу. Следуя заданному курсу, Басс начинал карьеру на Уолл Стрит, как мальчик по поручениям, а в итоге оказался президентом крупнейшей компании в сахарной индустрии. Тем не менее, серьезный бизнес не отнял у Джона Басса его увлечений. Он вышел на достойный уровень, как пианист, писатель и гравер. Во многочисленных путешествиях по миру, Басс собрал коллекцию уникальностей. В 1964 году Джон вместе со своей женой Джоанной, подарили городу Майами-Бич более 500 экспонатов. Часть добра можно видеть в именном музее, еще часть — в городской библиотеке (прямо через дорогу от музея), а еще в Арт Центре Южной Флориды, здесь же в Майами-бич. Упокоился славный человек в 1978-м году. Доброй памяти и почтения!

Экскурсия по музею заняла около 40 минут. В небольшом пространстве как-то очень правильно организованы и представлены разные эпохи. Под «правильно», я понимаю: гармонично, логично, зрелищно. Не правильно то, что запрещено делать фото и видео. Это всегда обидно.

В египетском зале центровой элемент – саркофаг и мумия, возраст которым примерно 3000 лет до н.э..  Деревянной цветной скульптуре Георгия победоносца и его крылато-хвостатому врагу 6 веков (флорентийская школа). Живопись Возрождения бесконфликтно соседствует с современными инсталляциями. И конечно, как в любой уважающей людей арт-точке, здесь есть сектор для общественных программ, кафе и терраса.

Современное искусство стреляет редко, да метко. Музей Басса явно целится на поражение зрителя и, к собственному удивлению, признаюсь, что в меня попал. Возможно, это звучит даже по-рекламному, в таком случае пусть звучит. Не грех. И Как говорится, будете у нас… милости просим в музей Басс!

Виртуальный визит – это ничто и поэтому, не берусь описывать экспозицию. Бессмысленно.  А вот некоторыми мыслями поделиться хочу.

В идеале, музей – это такое пространство, куда умно и органично помещены чем-либо интересные объекты, где нет случайных мелочей в подаче идей (начиная от оформления информационных разметок, заканчивая источниками света и цветом потолка). И чем идеальнее, тем музейное пространство целостнее и эффектнее. По такого моему определению, музей Басса – это маленький, но очень гордый и ценный экспонат в Майами и Майами-Бич.

Но выйдем из музея. Красивое здание арт-деко напротив – это балет Майами. Просто балет. Без строгого определения: «театр балета», «балетная школа» или «концертный холл». (Хотя всё это подразумевается). Как красиво! За стеклом высоких окон, что начинаются от самого тротуара, репетируют тоненькие и такие крепкие девушки. (Как бамбук, которого так много в Майами). Все, как одна, в белых колготках, черных гимнастических купальниках и, конечно, пуантах. Не знаю, насколько им уютно быть наблюдаемыми для каждого прохожего. Не знаю. Но смотреть – хочется и хочется, за милую душу. А вот и машинка, из которой выскочила малышка, подхватила маму за руку и торопится в класс. Класс! Ведь торопятся тогда, когда важно не опаздывать. …приятно здесь. Всё будто из зефира слеплено.

Соседнее красивое здание – это городская библиотека. Характер объекта, как бы говорит: здесь книги пылью не припали, читать – модно. Смотрю и думаю: «Согласна». А еще, как уже писала выше, в библиотеке находится часть сокровищ Джона Басса. Вход свободный.

Я свалилась на одну из каменных глыб, что в парке перед музеем, балетом и библиотекой. Эти камни специально вытесаны, под форму человеческого тела. Лежишь на камне, а кажется что, вроде как мягенько. И солнышком пригрета.

Закрыла глаза и вижу-чувствую город, как одну объемную голограмму. Не отдельными открытками, а как бы многомерно и одновременно. И даже дома в этом городе, как бы на просвет ощущаю. Всё зримое для человеческого глаза, то есть всё материальное, если прислушаться, то не так уж грубо. Оно всё дрожит. Электричество бежит током по проводам, дорогам, деревьям, голосам, волосам, поцелуям. Всё дребезжит. Это живое пространство.

Жизнь, это и есть работа с пространством. Работа на разных уровнях и разными инструментами: иногда нужен цемент, иногда мелки, иногда гантели, калории или диета, иногда песня, сон или математика. Человек, как пластилин. По силе воли, можно стать красивым. Без воли, легко расплавиться. Если в пластилине сформировать стержень, то с трудами, Бог поможет, организовать и пространство вокруг: маленький палисадник или тридевятое царство.

Но о музее я писала не между прочим. Современный музей — это профессионально организованное пространство.  Каждая новая выставка – еще одно упражнение. И даже когда идеи-картины «играют» чушь, музейный ансамбль звучит убедительно. До той степени убедительно, что даже гвоздь в стене вменяет неким смыслам. И пусть в том гвозде ни чувств, ни эстетики, но если он вбит в выгодном свете, люди его начинают хотеть заиметь. (Да, маркетинг – это  особая зона работы с пространством).

…Искусство давно сбежало из стен мастерских, галерей, музеев и пошло вон. Вы его не встречали? Оно идет-бредет и бредит, иногда застенчиво ковыряет печь, иногда агрессирует, как пьяный вандал. Скитается-мается. Продается, выкупается. Оно давно не служит во дворцах и храмах, но жмет лапу и прислуживает каждому. Искусство – не элитная материя, а ежедневный стиль мышления.

Ницше сказал, что мы и он убили Бога. Малевич своим «Черным квадратом» сказал, что «всё. Тупик». Но многие послушали, посмотрели на этот тупик и увидели множество вариаций продолжения пути. Вверх, вниз, в обход, напролом, граффити поверх «кирпича». Это не тупик, это конец линейного восприятия жизни; взрыв дороги во все направления Вселенной.

 Каждый день требует работы с пространством. Уборка, зарядка, планирование, лавирование, свидания, провожания. Иначе оно (среда) не упустит момент, чтоб обработать  или привалить человека какими-нибудь ситуациями, обстоятельствами, кармами. Лучше, когда работа строится в ключе любви. Иначе формы пусты.

Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; всё покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится.

 Еще одно видео с вернисажа в музее Басса. 2011

Комментарии закрыты.

© 2013 Miami Folio Magazine. All Rights Reserved. Powered by www.ourgig.com